Nanicha
Посмотри, какой прекрасный мир получился после Регнарека! (с)
- Мне кажется, мой необычный друг, узлов уже здесь стало многовато, - ехидно заметила ведьмачка, наблюдая, как аккуратно Страж укладывает узел за узлом за спиной Зеврана, на прижатых одна к другой руках. Рыженькая уже минуты две грызла кулак, с хихиканьем наблюдая за сотворением шедевра художественной вязки, и только второй Страж, с храмовничьим щитом и за версту воняющий дешевой лириумной болтушкой, очевидно не мог постичь всю пикантную иронию происходящего. Зевран, впрочем, был не против: Волнительно даже. Но как тут удержаться!
- Стражу виднее, о моя чаровница! - подал он голос. - Вдруг от количества узлов зависит ваша жизнь сегодня ночью? - он покосился за спину, надеясь, что тот хоть немного смутится - но лицо в обрамлении пепельных кудрей оставалось спокойным, как у восковой фигурки Андрасте, и Зевран тихо добавил: - А на локтях не слабовато?
- Попробуй, - Страж мягко потянул за обвязку поперек спины Зеврана. Тот вынужден был признать - несмотря на кажущиеся слабыми узлы, вывернуться получится далеко не с первого раза, и точно не без потерь в виде вывихнутых суставов. Вот уж не знаешь, где встретишь истинный профессионализм! Зевран был в курсе, что в Стражи нередко брали - по Праву Призыва или добровольно - и убийц, и бордельный сброд, и ни одной пристойной идеи, где тот выучился так деликатно и надежно вязать пленников, в голову Зева не приходило.
Ноги, впрочем, связывать Зеврану не стали, отправив в лагерь своим ходом. Страж-Матье шел впереди. Слетевший в пылу битвы капор был затоптан до неприличия, но он все равно тащил его, свернув трубочкой, в руках, а длинные - почти до талии - волосы, кое-как перехваченные ремешком в нескольких местах, пушились на спине, как кошачий растревоженный хвост. Зев топал за его спиной, подгоняемый почти деликатными тычками посоха в спину - ведьмачка Морриган вызвалась первой приглядывать за их... трофеем? (Вязки в кунарийском стиле как бы намекали). Алистер и Лелиана - страж и бардесса, даже теперь мурлыкавшая мелодию под нос - обсуждали что-то крайне андрастианское в хвосте их необычной процессии.
- Шемер! - во внезапном возгласе Стража Зевран наконец-то услышал тепло и радость. Вот уж неожиданность - до сих пор короткие реплики, когда обращались к нему, тот выдавал бесцветным, как шуршание сухих листьев, тихим голоском. Созданием, вызвавшим неожиданную эмоциональную бурю, оказался крутобокий рыжий мабари, полосатый от неумело нанесенного каддиса; с радостным лаем он выскочивший из кустов и начал описывать восьмерки вкруг Матье и Морриган, от возбуждения виляя всем крупом. - Опять играл в шпиона, мальчик? - Страж присел, обхватывая мускулистую собачью шею и крепко, вкусно чухая измазанные ядовитой краской бока. - А стэн наш где?
Слово "стэн" подчеркнуто без заглавной буквы, заметил Зев. Пес радостно залаял и умчался вперед, оглушительно треща кустами, и процессия сменила направление, устремляясь за ним.
"Стэн" оказался стэном. Здоровенный, пусть и безрогий, кунари уже разжег костер на симпатичной полянке, близко к воде и под сенью очевидно-не-одержимых деревьев (Зев вспомнил: Матье по дороге обмолвился, что был бы очень рад никогда не встречаться больше с сильванами). Рассказ - эмоциональный и наперебой - о встрече с антиванскими Воронами он выслушал внимательно, с поистине кунарийской сосредоточенностью вникая в каждое слово. Посмотрел на Матье - тот аккуратно привязал Зева к дереву. Веревки особо не давили, но и свободы движениям не давали.
- Странное решение, Страж, - сказал он неожиданно деликатно.
- Мне показалось, нашему бродячему цирку как раз не хватает акробата, - отозвался Матье, проверяя, надежно ли завязаны узлы. - Ох... это. Была. Шутка. Стэн, - добавил он. Голос его снова обрел бесцветное выражение шуршащей бумаги. - У меня осталось множество вопросов к нашему... гостю, - иронично шуршащая бумага. - Которые не очень удобно задавать на дороге.

Разумеется, Матье и сам сомневался в правильности своего решения - сам он на месте Зеврана бы довел до финала свою работу если не в первую же ночь, то дня через три уж точно. Но над антиванским Вороном не висело, как топор палача, кровавое обещание, данное безликому воплощению хаоса изначального и его первой вдохновенной поклоннице, Отцу Ужаса и Ночной Матери: "...и грехи недостойных будут омыты в крови и страъе". А уж когда ты по договоренности с болтливым призраком спасаешь чуждый и не самый приятный для тебя мир, имея в арсенале кучку морально неустойчивых отщепенцев, полсотни лесных эльфов и собаку (самого адекватного, надо сказать, спутника Матье), становится уже не до принципов. Просто хочется, чтобы рядом был кто-то, кто понятен.
Насколько вообще может быть понятен наемный убийца.


На следующий день Страж завязывал узлы не столь тщательно. Зев почти не сомневался, что это нарочно. Зато мабари по кличке Шемер сомневался, поэтому ночью пришел спать к Зеврану под бочок. И теперь эльф был не против - дело шло к осени, ночи становились зябкими, и тепло прижавшейся собаки было как нельзя кстати. Днем его уже не вязали, но наедине с собой Зевран не оставался ни на мгновение - Страж за ним следил, Лелиана и Морриган за ним следили, и даже ходя до ветру, Зев изредка слышал тяжкое собачье дыхание за спиной.
- Прошу пройти в мою палатку, - услышал он на четвертый день вместо "Отбой, прошу ваших рук", когда неожиданно холодным утром на траве появился нежный кружевной иней, а вечером зарядил противненький дождь. Весь день Страж бормотал себе под нос что-то, и до острого эльфийского слуха доносились фразы "лесные разборки", "денеримская знать" и "логики, как у скампа в заднице". Прежде, чем Зевран разразился фонтаном привычных шуточек, он добавил: - Я сегодня в дозоре, палатка свободна, ночью холодно, а во всех пожитках твоего "каравана", - он изобразил скобки пальцами, - Мы не нашли твоих штанов.

@темы: ДА, Обливион, Фанфикшен, Заметки на холодильнике