Nanicha
Посмотри, какой прекрасный мир получился после Регнарека! (с)
ВНИМАНИЕ! Обзор представляет собой спойлерный пересказ сюжета и в моем исполнении может отдавать антисемитизмом и плохим юмором.

Прекрасная, вполне классическая и черно-юморная история о персонажах, поменявшихся именами по нужде - или, как здесь, интереса ради. Главные действующие лица - два юноши, бедный (это были лихие 1910е, выживали как могли!) еврей и богатый русский дворянин с достаточно орлиным носом, хорошо набравшись на своем выпускном, интереса ради меняются пачпортами, чтобы попробовать, как живется по разные стороны "черты оседлости".
Столкнулись два мира, и оказалось, что оба не очень.
Гершель, притворяясь Григорием, прохлаждается в "русском мире", только мимоходом отмечая разрозненность христианской семьи (но в целом ему так комфортно, что даже описывать нечего). Его охотно берут в университет, он, несмотря на присылаемые отцом настоящего Гриши деньги, находит себе подработку и кров, честно пересылая подменышу его содержание; Григорий-Гершка тем временем кушает еврейство большим половником и хорошенько обляпывается. Тут я вижу серьезную несостыковку: как, КАК правоверные Сарра и Давид не просекли, чт их квартирант гой? Или они ему подыграли, честно взявшись ассимилировать Григория-Гершель в свое общество ради бесплатных уроков для их сына и дочки?
Ассимилировать квартиранта оказывается чуть проще, чем дрессировать золотых рыбок. Эрзац-Гершель безбожно палится то на незнании даже слов "песах" и "шлим мазл", не говоря уж об иврите или хотя бы идише, то задает подозрительные вопросы раввину (раввин понимает, кто на ком стоял, сразу, но соблюдает жреческую этику и разговор остается между ним и Григорием), то от обостренного чувства справедливости подается в сионисты. В университет он не поступает (не прошел по квоте на еврейских студентов), увивается за дочкой арендодателя, который по доброте душевной устраивает его в школу дантистов (гой неблагодарный), дважды попадает в кутузку - в первый раз за отсутствие "правожительства" (нельзя еврею без прописки), второй - по ложному обвинению в ритуальном убийстве (а до того очень удивляется, обнаружив, что мацу таки делают не из христианских первенцев). К счастью, вторая ходка так муссируется в СМИ, что становится известна настоящему Гершелю. Сначала тот, очевидно, мирится с перспективой заочно отмотать срок на каторге, но, когда Гершку едут выручать его отец и брат - в течение суток оказавшись в том же застенке - тот все-таки осознает ужас сложившейся ситуации и отправляется сдаваться сначала в полицию, потом же, когда ему не верят - отцу новоявленного сиониста-Григория.
Папа приходит и все разруливает.
Обоих Гриш, еврейского и русского, осуждают на год за использование подложных документов (от этого их добрый батя не отмазывает), и после отсидки они разъезжаются кто куда - Григорий с грузом новых знаний, Гершель с грузом старых шишек, которых недополучил за год "россиянства".
Еврейская зазноба в течение двух абзацев выскакивает замуж за мальчика, умеющего в иврит и священные тексты.
Дер суф, конец, а вы думали, в сказку попали?